Образование

Опасайся «смотрящих»: бывалые сидельцы посоветовали, как вести себя в СИЗО


Увы, сегодня уже мало кто исключает для себя гипотетическую возможность оказаться за решеткой. Ученый, преподаватель, инженер, бизнесмен, продавщица — не важно, кто вы по профессии,  поместить в СИЗО вас могут и за дело, и по злому умыслу, и по ошибке.  Мы собрали рекомендации о том, как правильно вести себя за решеткой, если, не дай Бог, туда приведет судьба. Сразу оговоримся – речь идет о следственном изоляторе, где содержатся только обвиняемые в преступлении, но не признанные преступниками. 

Опасайся «смотрящих»: бывалые сидельцы посоветовали, как вести себя в СИЗО

Фото: Геннадий Черкасов

Как выжить в мужском СИЗО

«Вот в камеру зашел первоход

И ждал, как в хатах водится, подставы…

Первоход на хату раз заехал,

Может — месяц здесь пробудешь, может — год…

Здесь ведь главное — остаться человеком…

Вот и вся наука, мальчик-первоход»

Как в шутку выразилась аналитик УФСИН по Москве Анна Каретникова, главные рекомендации для новеньких есть в песне под названием «Первоход» (кусочек приводим выше). В ней на самом деле поэтапно расписано все, что обычно происходит с арестантом. Но мы расскажем об этом подробнее и устами тех, кто сам прошел через испытание тюрьмой или же знает все об этой системе (то есть там работал).

Итак, начинать нужно с самых, так сказать, азов, а именно с изолятора временного содержания (ИВС относится к МВД), в котором подозреваемый может находиться до 72 часов, пока судебный орган вынесет постановление о его дальнейшей судьбе.

И здесь правило первое — не удивляться ничему, особенно запахам.

— Передать на словах аромат камер ИВС не представляется невозможным, — говорит экс-арестант, ныне бизнесмен Михаил Мигаев. — Некий микст из запахов дешевого плесневелого табака, цементной пыли и мочевины. Но знайте, что через сутки вы перестанете его чувствовать, так что потерпите.  Нужно быть готовым к мелодичному журчанию вечно текущего бачка унитаза, а главное — к тому, что ночью спать придется при ярком свете. 

Правило второе — не болтайте.

— В зависимости от тяжести статьи и оперативного сопровождения по вашему делу будете содержаться в камере одни, либо с кем-то. Скажу до безобразия банальную вещь, которую все знают из кинофильмов, — в тюрьме никогда и никому не доверяй. Многие в экстремальной ситуации об этом забывают, потому что мозг, да и весь организм, работают совершенно по-другому.

«Наседка» (так называют тех, кого специально подсаживают к задержанному) будет выспрашивать о вас все — из какой вы семьи, есть ли деньги дома и кто может за вас заступиться. Если даже сосед не «подставной», то кто сказал, что он не использует любую информацию о вас против вас же?

Песня «первоход», к слову, заканчивается поучительным сюжетом: освободившись, юноша приходит в свой дом, который ограбил по описанию тот же человек, что был с ним в одной камере. Так что тут впору вспомнить советский плакат со строгой женщиной в косынке и надписью: «Не болтай!».

Можете рассказать о себе, но избегайте темы подробностей по делу и уж тем более о вашей вовлеченности в оное. В тюрьме мало секретов, и любое сказанное вами слово к вечеру разойдется по всем камерам, а может, и по кабинетам. По признанию самих оперативников, очень большой процент раскрываемости нюансов по делам происходит именно в стенах СИЗО. Именно поэтому мобильная связь никогда не исчезнет в тюрьмах (она нужна оперативникам, чтобы слушать заключенных) .

Правило третье — учитесь новому.

— Если вы знаете, что дело дрянь, то в камере можно сразу переходить к изучению основ выживания в тюрьме, — говорит Мигаев. — Ваш стереотип поведения должен перестроиться под новые реалии. Ну, кому на свободе необходимо знать, как из пакета полиэтилена высокого давления сплести себе шнурки? Кто на воле задумывается о типах пакетов ПНД или ПВД, какой из них лучше и для каких задач? Даже многие электрики коммунальных служб, уверен, не знают, как сделать из одноразового бритвенного станка кипятильник и вскипятить воду в камере без розеток. А за решеткой все это — ценнейшие знания.

Правило четвертое — спокойствие и терпение.

— Научитесь терпению и старайтесь абстрагироваться от мыслей по делу. В СИЗО все делается очень долго. Просидеть 10 часов в металлическом «автозаке» — обычное дело (потому всегда одевайтесь по сезону, а зимой теплее обычного).

Все время содержания в заключении ваша психика и нервная система будут неумолимо страдать, вместе с ними упадет иммунитет, вы станете легкой добычей для любой бактерии. Не дай бог этот «нервяк» приведет к онкологии или туберкулезу. Поэтому самое главное — максимально заставить себя не переживать и не волноваться. Родным на воле вы ничем не поможете, переживать о детях и пенсионерах-родителях можно, но в разумных пределах, чтобы это не превращалось в «шизу» и не вызывало сердечные приступы.

Правило пятое — говорите откровенно с врачами.

— После обыскных мероприятий арестанта ждет флюорография, разговор с терапевтом, стоматологом, психологом и забор венозной крови. Никогда не бойтесь и не стесняйтесь требовать соблюдения ваших прав на здоровье. Врач обязан вскрывать одноразовые средства для инъекций у вас на глазах. Если вы сомневаетесь в стерильности прибора или рук медработника, смело требуйте исправления недочетов. Никто вас за это бить не станет. В подобных местах сконцентрирован большой процент ВИЧ-инфицированных и больных многими другими заболеваниями, подхватить которые не составит труда, а медчасть наших казенных учреждений никогда не отличалась повышенной заботой о здоровье «клиентов». Ваше здоровье — в ваших руках.

Правило шестое — уважайте сотрудников.

— Не проявляйте агрессию и неуважение к сотрудникам изолятора. Не они вас посадили, они всего лишь исполняют свои служебные обязанности, так что на них срывать злость не стоит. Только настроите их против себя, как получите «ответку». У них очень много законных рычагов воздействия на вас и, поверьте, все работают безотказно.  

Если попросят во время обыска раздеться, то разденьтесь Можете попросить предоставить вам ширмочку. Если откажут или ее нет в наличии, не спорьте, ничего зазорного в том, что вы присядете пару раз на корточки, нет. Сотрудник это делает не из желания вас унизить, он должен убедиться, что вы не прячете ничего запрещенного. Это стандартная процедура.  

К вам присматриваются с первых минут и делают выводы, возможно ли с вами сосуществовать в рамках единого микрогосударства. Если они вам будут доверять, то это очень хорошо. У вас будет меньше хлопот, вас не будут дергать по пустякам, вашу камеру и ваших сокамерников будут обыскивать менее щепетильно, будут закрывать глаза на дневной сон под одеялом, просмотр телевизора после отбоя и многие-многие подобные мелочи, которые в тюрьме скрашивают вашу жизнь, вроде металлического ножика для резки овощей или зажигалки.

Правило седьмое — опасайтесь «смотрящих».

— Дальше вас будет ждать «каратин». До пандемии время содержания в карантине могло занимать как месяц, так и пару суток. Если тюрьма, так скажем, слабо режимная и сидельцам многое позволяется, то в карантине обязательно будет «смотрящий». Как правило, в новичках его ничто так сильно не интересует, как их финансовое состояние на воле. Весь остальной «лоск» про арестантское единство и взаимовыручку не более чем лапша, которую вешают на уши наивным молодым романтикам.

Случай из моих наблюдений. Прибыли в карантин. Камера на 20 человек. Заполнена процентов на 80%. Все познакомились и отписались в соседнюю камеру «смотрящему». Через некоторое время от нас забирают одного молодого человека, который прибыл только что с нами, и переводят в соседнюю камеру. Как я потом выяснил, он из состоятельной семьи, интеллигент-айтишник, который не умел постоять за себя.

Через некоторое время «смотрящий» через раздатчика пищи присылает ему телефон, чтобы он мог совершить пару звонков родным и поговорить с ними. Не успел парень набрать номер, как открывается «кормушка», и сотрудник изолятора требует у него отдать телефон. Естественно, молодой парень, который впервые оказался в тюрьме, никогда слышать не слышал о порядках и укладе поведения, взял и отдал телефон сотруднику. Но по тюремным понятиям он совершил страшный проступок, он отдал «запрет», за который надо драться, рискуя нарисовать себе еще одну статью Уголовного Кодекса.

Естественно, здесь сразу началось откровенное вымогательство со стороны «смотрящего» за то, что он замнет дело перед «братвой». Попадая в подобную ситуацию, подозреваемый сразу ставит себя в уязвимое положение и перед заключенными, и перед оперативным составом учреждения. Теперь его могут шантажировать и те, и другие. Повезет, если рядом окажется человек, который не даст подобному беспределу и произволу случиться и подскажет, как действовать в любой ситуации. Конечно, все это «качалово» за дальнейшую судьбу виноватого приправляется патетической философией и терминологией о святом единстве и справедливости, которое на поверку оказывается очковтирательством.

Опасайся «смотрящих»: бывалые сидельцы посоветовали, как вести себя в СИЗО

Фото: Наталья Мущинкина

Правило восьмое — читайте.

— Читайте много, но не все подряд. Постарайтесь полностью исключить желтую прессу в стиле «загадок и тайн человечества». Это все мусор, который забивает голову. Читайте только днем при естественном освещении, так вы дольше сохраните зрение. Советую выписывать исключительно экономическую прессу и научную.

В заключении человек деградирует семимильными шагами. Рынок и научные достижения меняются стремительно. Проведенный год в заключении равен трем вольным. Выйдя на свободу, вы ощутите как маркет и IT-технологии оставили вас далеко позади. Чтобы этого не случилось, делайте упор на изучение рынка и цифровой экосистемы.

Очень сильно помогает «поисковая теория Ротенберга». Ученые вывели закономерность, исследовав здоровье узников в годы мировой войны. Совершенно здоровые люди, которые вели апатичный образ жизни в лагере, ничем полезным себя не занимали, «обрастали» кучей хронических заболеваний. И наоборот, те, кто попадал в лагерь с какими-то недугами, но поддерживал в себе оптимистический настрой, духовную гигиену, удивительным образом дошли до Победы практически здоровыми.

В первые года два в тюрьме человеку хочется много общаться, и он совершенно не сегрегирует контингент. Человеку хочется просто забыться в потоке круглосуточного диалога, лишь бы не думать о своей проблеме. Мой совет: не допускайте этого. Все равно рано или поздно адекватный осужденный приходит к выводу, что не хочет общаться ни с кем, кроме 3-5 человек, от которых он может получать интеллектуальную пользу и психологическую поддержку. Не забывайте, что даже будучи на низшем этаже социального лифта, вы по-прежнему являетесь частью социума, и по освобождению должны будете взаимодействовать со здоровыми членами общества.

Не обманывайте, не выдумывайте истории, всегда будьте самим собой. Люди, которые не первый месяц в СИЗО, прекрасно умеют читать мимику лица, так что вы  быстро прослывете сказочником. Да и ваша личность будет деформироваться от постоянной лжи и ношения маски.  

Правило девятое — «надейся на лучшее, но готовься к худшему».

— И это действительно мудрые слова в таких условиях. Не настраивайте себя на то, что вот-вот выпустят, разберутся, извинятся. Если это произойдет — то вы счастливчик, но если все-таки будет обвинительный приговор, то такой удар ваш организм выдержит с наименьшим уроном.

Как выжить в женском СИЗО

Предпринимательница Наталья Верхова рассказала, как правильно вести себя в женских СИЗО.

— Они значительно мягче и человечнее, чем мужские аналоги, но сути это не меняет. В тюрьму человек всегда попадает один. Это одиночество чем-то похоже на смерть – время посмотреть на себя и время увидеть себя. И эта возможность – увидеть себя с новой стороны, несет массу открытий.

Важная информация: врач на приемке в СИЗО – возможно, ваш почти единственный шанс что-то базово решить с вашим медицинским жизнеобеспечением.

После оформления в СИЗО, душа, медосмотра и получения арестантского вещевого обеспечения, попадаем в карантин – это отдельная камера, где содержатся вновь прибывшие. Этот заход в камеру достаточно лёгок, поскольку ранее судимые содержатся отдельно, и вы попадаете в компанию таких же новичков, которые пока не сильно понимают, что и как устроено. И вот тут время карантина надо использовать по максимуму: подготовиться к грядущим испытаниям. В камере обычно на стенке висят правила внутреннего распорядка, которые необходимо тщательно изучить. Конечно, они там не полные, но и этого для начала достаточно. 

В питерской «Арсеналке» (там мы называли местное СИЗО) на каждой утренней проверке сотрудники устраивали новичкам экзамен на знание ПВР. И это – первое испытание: взаимодействие с сотрудниками. Да, второго шанса произвести первое впечатление уже не будет. Тут надо думать не о том, как на вас давят, а как вы будете себя вести под этим давлением.

Видела много вариантов реакции новичков на этот экзамен: от отказа отвечать на вопросы по правилам (формально эти экзамены не очень законны) до безудержного плача из-за неспособности вообще что-либо соображать в этот очень стрессовый период жизни.

Мне было почти весело – я вычитала, что руки за спиной надо держать сзади только при движении и, стоя на проверке, цитировала ПВР в этой части, когда мне делали замечание про руки не за спиной. В ПВР есть замечательный пункт: выполнять законные (именно законные, а не какие-то другие) требования администрации СИЗО. Вот его надо запомнить обязательно. 

А ещё проверка – это возможность получить хоть какую-то информацию от сотрудников СИЗО: как заказать продукты, как написать письмо, как попасть к врачу и т.д.  Вывод: время карантина необходимо использовать для получения максимальной информации о правилах и ритуалах. Эти знания помогут вам определиться с дальнейшим поведением.

Атмосфера в карантинной камере не самая веселая, много истерик, слез. Это все-таки женское СИЗО. Женщины рассказывают друг другу крохи информации про правила в камерах, про пресс-хаты, про злобных «старших» (главных в камере). Ни у кого нет практически ничего из вещей и еды, это облегчает ситуацию – физические трудности всегда делают менее тягостными трудности моральные. И здесь у вас есть шанс потренироваться поведению в необычной для вас среде, ошибки, совершенные в карантине, не так фатальны.

Важная информация: за время карантина проходит медосмотр. И это может быть последним случаем, когда вы видите врача в СИЗО. Поэтому необходимо постараться всё решить за этот формальный визит: взять необходимые разрешения на лекарства, назначения, справки о необходимости иметь трость, тонометр и прочее.

Опасайся «смотрящих»: бывалые сидельцы посоветовали, как вести себя в СИЗО

Фото: Геннадий Черкасов

И вот самый страшный для новичков момент: заход в свою первую камеру. И не важно, что у вас произошло, как и почему вы оказались в тюрьме, сейчас надо думать о том, как жить дальше.

Главное правило: необходимо быть самодостаточным. И если у вас чего-то не хватает, то следует научиться обходиться без этого. Лучшая линия поведения для новичка – молчать, смотреть и слушать. В каждой большой камере есть «старшая» — это человек, от которого достаточно много зависит во внутренней жизни камеры. И да, их кандидатуры согласовываются оперотделом СИЗО.

В «Арсеналке» отношение к новичкам суровое: нельзя разговаривать ни с кем, кроме «старшей», сидеть на постели, нельзя задавать вопросы на проверке, очередь в туалет и за едой у новичков — всегда последняя. Такой испытательный срок длится от трех дней до недели. В это время новичок знакомится с правилами камеры, учится убирать эту камеру.

Да-да – уборка камеры – это очень непростое занятие. В одной из камер «Арсеналки» я увидела почти 20 тряпочек разного назначения, которые ни в коем случае нельзя было перепутать.

Но человек очень быстро привыкает ко всему. На этой стадии терпение и выносливость – вот ваши лучшие друзья. В течение этого испытательного срока главное — спокойствие. Спокойствие и уважение к окружающим, именно оно встречается в тех стенах достаточно редко и ценится очень дорого. И не будет ни моральной поддержки, ни волшебных палочек – всё необходимо создавать самостоятельно. Что бы ни происходило вокруг – терпение, такт и вежливость. Это непросто, потому что порой вежливые обороты речи воспринимаются как издевательство с соответствующими последствиями.

Важная информация: в условиях ограниченных ресурсов улучшение своей судьбы может произойти только за счет ухудшения судьбы других.

После первых шоков потянутся унылые будни. Дни в СИЗО похожи один на другой – серые и однообразные. Если вам «повезло» попасть в камеру с ворами и наркоманами, то может оказаться, что книжки никто не читает, некоторые и вообще читать не умеют. Дни проходят в бесконечных разговорах об одном и том же и в просмотре бесконечных сериалов.  Но важная информация: беруши разрешены.

Из-за скуки все за всеми пристально наблюдают. Каждое ваше действие, хоть немного выбивающееся из общей колеи, будет многократно обсуждено и осуждено.

Вывод: свою жизнь целесообразнее перевести в глубоко внутренний режим, выдавая минимум информации наружу. Всё, что вам дорого, должно быть внутри вас. Постарайтесь ни к кому не привязываться. Видела огромное количество личных трагедий, когда двери камеры разделяют друзей.

Важная информация: надежда необходима, но надежда на кого-то ослабляет волю.

Один из самых острых вопросов для некурящих – это курение в камере. Отсутствие вентиляции и подавляющее большинство курящих сильно осложняют доступ к свежему воздуху.

Люди в СИЗО в среднем проводят около года, так что после полугода отсидки у вас уже будут определенное право голоса, а вот поначалу трудно. Но можно все же пробовать понемногу договариваться: курить по расписанию, курить у одного окна, если их несколько, не курить перед сном, перед едой. Ваши навыки коммуникации могут очень усилиться при ежедневной практике. У вас нет вариантов – вы обязательно пройдете курс уголовной интриги и почувствуете соблазн освобождения от всего человеческого. Главное правило выживания: помогать тем, кому хуже.

А теперь лайфхаки.

СИЗО — отличное место, чтобы развивать всякие навыки, на которые обычно не хватает времени. Парни начинают отжиматься, девушки мечтают о растяжке-шпагате и всё такое. Но без регулярности оно не работает. А вот график тренировок дает удивительное ощущение полезности времени. И тогда под конец срока может посетить мысль: а я ещё не вышла на уровень 200 отжиманий за 10 минут.

Полезно поправить почерк, развить вторую руку до уровня первой. У меня были прописи для левой руки, и я трудолюбиво каждый вечер писала свои каракули. И, кстати, на мозги это отлично влияет.

Тренируйте зрительную память. Простейшая игра: несколько предметов поставить перед собой, отвернуться, сокамерник убирает один-два. В сложном варианте ещё можно использовать перестановки. Количество предметов можно увеличивать до бесконечности.

Полезно выписывать цитаты из прочитанных книг. По ним можно быстро восстановить послевкусие, ими можно делиться в письмах. Потому что на свободе времени читать практически нет.

У нахождения за решеткой есть неприятные последствия в виде атрофии функции принятия решений. Чтобы отбить эту способность, система прикладывает массу усилий. Но есть и противоядие. Режим занятий — это одно из них. Ты и только ты определяешь — что и когда ты будешь делать, а не просто «сидеть в тюрьме».

Есть и более мелкие, но очень эффективные упражнения для поддержания способности принимать решения. Можно установить себе правила. Например, всегда начинать движение с правой ноги, делать вдох при заходе в помещение, потягиваться перед выходом из туалета. Эти мелкие незаметные действия дают важную уверенность в том, что ты можешь жить по своим правилам.

Порой я устанавливала себе столько правил, что мозги начинали кипеть. Тогда можно всё отменить и наслаждаться состоянием расслабленности. Смена состояний отлично поддерживает психику.

В СИЗО мозгу катастрофически не хватает задач. Мы этого можем не замечать, но деградация неизбежна, если не заниматься ее преодолением специально. 

На свободе мы постоянно решаем массу мелких задач — один переход через улицу чего стоит. В тюрьме у нас — однообразие и предсказуемость. Поэтому имеет смысл грузить себя неожиданными задачами. Вспоминать физику, математику. По пути на прогулку — вычислять площади и объемы доступных помещений, вообще любые неочевидные вычисления хорошо кормят мозг. Неплохо периодически задавать себе нерешаемые задачи: например — вычислить размер обуви человека по его росту и длине шага. Если на все есть ответы — мозг скучает, это опасно.

В темноте всё становится одинаково серым, поэтому нужно научиться видеть себя со стороны и замечать, когда уголовная личина начинает прирастать к личности, не допускать этого.

Ну и напоследок, выживание — это не сопротивление. Уважение к окружающим людям, к сотрудникам, которые выбрали себе именно такую судьбу, регулярные физические и интеллектуальные занятия, помощь другим – всё это делает жизнь в СИЗО максимально безопасной. 

Остаться человеком

Закончу общими правилами для всех, которые подготовил экс-следователь по особо важным делам СКР (побывал за решеткой в качестве обвиняемого, был полностью оправдан)  Андрей Гривцов: 

— В СИЗО действуют обычные правила общежития. Если человек служил в армии, ему будет проще понять существующие внутри порядки. Если не служил, то правила тоже в целом понятны. 

Уважают людей спокойных, не конфликтных, не говорящих много без дела, чистоплотных. Всегда относятся хорошо к тем, кто может чем-то помочь другим. Например, тех, кто хорошо готовит, может давать грамотные юридические советы по чужим делам, делится книгами, помогает другим в спортивных тренировках.

Не приветствуется, когда человек пытается что-то выяснить у собеседника по его делу без соответствующих просьб.

Как такового культа физической силы не существует, применение насилия в камерах сейчас все же встречается достаточно редко. В большей степени человек страдает морально. Многим тяжело принять вынужденную изоляцию от общества. Необходимо правильно настроить себя на то, что все происходящее временно, сосредоточить усилия на юридической борьбе с происходящим (если речь идет о непризнании вины), а также сохранения себя здоровым.

В те времена, когда я несправедливо оказался в СИЗО, условия были гораздо хуже. Не было горячей воды, возможности получать письма по электронной почте, заказывать горячие обеды из ресторана. В моей камере также отсутствовали телевизор и холодильник. Тем не менее, в целом действовали те же правила построения взаимоотношений с товарищами по несчастью. 

Каких-то конфликтов с сокамерниками у меня не было. Как мне кажется, относились ко мне хорошо, в особенности учитывая, что я помогал многим соседям в юридической защите по их делам.

Я старался заниматься спортом, соблюдал распорядок дня, каждый день работал над своим делом, много читал, переписывался с родственниками и друзьями. Многие мои соседи по несчастью давно освободились, и мы иногда общаемся. Отношения остались довольно теплыми. Впрочем, уже давно выведено, что совместные трудности способствуют установлению хороших отношений.

Очень надеемся, что вам не пригодятся все эти знания. В любом случае хочется закончить строчкой из песни «Первоходы»: «Главное — остаться человеком». 

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»