Образование

Оценена способность школьных психологов помочь учащимся в «половом вопросе»


Политик-трансгендер с Алтайского края Юлия Алешина призвала депутатов Госдумы законодательно закрепить полную ставку психолога во всех школах. По ее мнению, это помогло бы решать проблемы в том числе детям, которые не определились, мальчики они или девочки. Мы выяснили, действительно ли школьный психолог способен помочь детям в «половом» вопросе.

Оценена способность школьных психологов помочь учащимся в «половом вопросе»

– Я бы предложила Госдуме в образовательных стандартах закрепить это. Сегодня в некоторых школах вообще нет психологов, в некоторых школах психологами работают учителя других профилей, — отметила Алешина. – Задача школьного психолога — в том числе работать в индивидуальном порядке, помогать детям и подросткам, у кого есть какие-либо проблемы, в том числе проблемы, связанные с бинарностью.

Напомним, что гендерная бинарность – это традиционное восприятие полов, при котором женщины выглядят и ведут себя как женщины, а мужчины — как мужчины. Понятия «пол», «гендер» и «сексуальность» по такой модели всегда находятся в соответствии. Однако в современном мире у подростков все чаще возникают с этой самой бинарностью проблемы, что политик Юлия Алешина не могла не ощутить на своем опыте. В детстве она была мальчиком Романом, но после окончания школы поменяла пол с мужского на женский, занялась политикой и даже стала лидером алтайского отделения партии «Гражданская инициатива». Но и сейчас она постоянно чувствует нетерпимость со стороны окружающих. К слову, на пресс-конференции по вопросам инициативы ВОЗ о «третьем поле» депутат Госдумы и землячка политика-трансгендера Нина Останина назвала таких, как Алешина, черным пятном и заявила, что они продолжают миссию Гитлера по уничтожению населения.

Действительно ли у современных российских детей тема половой самоидентификации приобрела столь массовый характер, что они готовы просить помощи у школьных психологов? Об этом «МК» спросил у практикующих специалистов, которые работают в школах.

– В нашей школе есть два мальчика, которые открыто говорят о своей нетрадиционной ориентации. Правда, одеваются как мальчики, никаких признаков женственности у них нет, – рассказывает учитель одной из московских школ Елена – С одноклассниками у них отношения хорошие, никто над ними не смеется. Не могу сказать про все школы, но у нас к таким детям точно все толерантны. А вот с противоположной проблемой я в этом году столкнулась. Поскольку пришедшая с Запада тема ЛГБТ, третьего пола становится у наших подростков все более популярной, сложности могут возникать как раз у обычных детей, не принимающих иные модели. Так, ко мне обратилась девятиклассница с вопросом, нормально ли то, что ей нравятся только мальчики и что она испытывает к лесбиянкам и геям неприязнь. Школьница открыто высказывала свою позицию в классе на уроках, в соцсетях, в результате чего у нее часто возникали конфликты с одноклассниками, которые в большинстве симпатизируют секс-меньшинствам. Мы с ней долго говорили о толерантности, вырабатывали модель поведения, которая была бы ей комфортна, но при это не задевала чувств других. Школьного психолога, правда, не привлекали.

– Не знаю, какой смысл закладывает в психологическую помощь детям политик-трансгендер, но мне кажется, что наша с коллегами задача – как раз не сбивать ребенка с толку, а направить в правильное русло, – считает подростковый психолог «советской закалки» Галина Кузнецова, – Возможно, не все коллеги со мной согласятся, но необходимо еще на начальной стадии определить, действительно ли у ребенка есть проблемы с самоидентификацией или же он просто повелся на веяние моды и хочет превратиться из мальчика в девочку, чтобы выглядеть в глазах сверстников современным. Во втором случае во взрослом возрасте у него могут, действительно, возникнуть психологические и даже психические проблемы.

– Вопросы гендерной идентичности вообще не в компетенции школьного психолога, для этого не нужно создавать полные ставки, — считает психолог частой школы Римма Филатова, — Я даже не могу понять, что политик имела в виду, употребляя слово «бинарность» в школьно-педагогической смысле. Школьный психолог призван помогать обучающемуся учиться — не больше и не меньше. Личные проблемы, семейные — это вопрос других специалистов, это отдельная работа и за отдельную плату. Да, любой подросток применяет на себя в период самоопределения и женские, и мужские роли. Школьный психолог может просто поддержать ребенка при переживаниях, если они влияют на процесс обучения, но он точно не должен лечить подростка. Это не психотерапевт.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»